Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии: условий для кризиса в ЕАЭС нет




Интернет-портал СНГ

Углубление взаимной интеграции в Евразийском экономическом союзе не прекращалось даже в сложное время мировой эпидемии коронавируса, а рост экономики союза и вовсе может в ближайшем будущем превысить уровни, которые были до пандемии. О том, какие возможности ЕАЭС были задействованы в период пандемии, о масштабном участии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) в Санкт-Петербургском экономическом форуме (ПМЭФ), а также о том, какие страны могут присоединиться к союзу в ближайшем будущем, в интервью ТАСС рассказал председатель Коллегии ЕЭК Михаил Мясникович.

— ЕЭК в этом году принимает участие в Петербургском международном экономическом форуме. Какие актуальные вопросы будут затронуты в рамках выступлений представителей комиссии?

— Да, с 2 по 4 июня Евразийская экономическая комиссия примет участие в Петербургском международном экономическом форуме. В этом году форум посвящен восстановлению мировой экономики после пандемии — "экономике новой реальности". По сути, это первый после пандемии форум такого масштаба в мире.

Евразийская экономическая комиссия планирует использовать эту площадку, чтобы максимально привлечь внимание к евразийской повестке, продемонстрировать потенциал Евразийского экономического союза. На форуме Комиссия впервые выступит организатором целой серии тематических мероприятий. Это результат нашего плодотворного сотрудничества в течение нескольких месяцев с Оргкомитетом ПМЭФ и Фондом Росконгресс.

Наша ключевая сессия — "ЕАЭС: успехи и вызовы интеграции, новая парадигма развития", которая пройдет 4 июня, будет посвящена задачам опережающего развития союза и инструментам их достижения. Здесь мы предполагаем обсудить вопросы "на перспективу", сформулировать ряд интересных предложений комиссии, "обкатать" наши идеи, по которым рассчитываем получить "обратную связь".

— В последнее время глобальные торговые объединения переживают кризис. Считаете ли вы, что страны будут склоняться к заключению, скорее, локальных торговых союзов?

— Безусловно, недобросовестная борьба за рынки и сырьевые ресурсы приводит к различного рода кризисам, препятствует международному сотрудничеству. Но я уверен, что мир придет к пониманию того, что только сообща можно решать даже самые сложные проблемы: климат, миграция, бедность населения, эпидемии и другие. Сегодня мир не сформировал четкое видение экономических целей. Считаю, что интеграция и взаимная дополняемость экономик будут превалировать.

Опыт Евразийского экономического союза является тому подтверждением. Страны с крупными экономиками проявляют элементы обособленного развития. Но я глубоко убежден в том, что даже для таких государств достаточно сложно в одиночку решать те или иные задачи и бороться с вызовами, с которыми приходится сталкиваться в настоящее время. Например, пандемия коронавируса стала одной из таких ситуаций, и мы видим, что если подобные проблемы преодолевать сообща, то успех, безусловно, придет. Поэтому в целом мы сторонники интеграции и взаимного сотрудничества.

— Вы затронули тему пандемии коронавируса и борьбы с ней. Нельзя не отметить, что основа борьбы с эпидемией — это вакцинация. В каком состоянии находится сотрудничество в рамках Евразийского экономического союза в этой сфере?

— Сотрудничество в ЕАЭС в сфере вакцинации находится на достаточно высоком уровне. Большую роль в этом играет РФ. В частности, Россия передала технологии по производству вакцины "Спутник V" Беларуси и Казахстану. В результате сегодня в этих странах по российским разработкам уже производится этот препарат. Пока мощностей у Казахстана и Беларуси еще недостаточно, чтобы полностью обеспечить потребности своих стран в вакцинации. Россия также поставляет вакцины в эти и другие страны Евразийского экономического союза. Помимо стран ЕАЭС, российские вакцины поставляются в Европу, страны Юго-Восточной и Центральной Азии.

РФ помогает странам бороться с пандемией, что имеет большой социальный эффект. Люди в разных странах убедились в реальной помощи Российской Федерации.

— Многие международные эксперты связывают темпы восстановления мировой экономики именно с темпами вакцинации. Насколько успехи в вакцинации способствовали повышению темпов экономического роста в странах ЕАЭС?

— Уже можно говорить о том, что в Евразийском экономическом союзе наметился выход из сложной экономической ситуации, вызванной пандемией коронавируса. Целый ряд стран союза демонстрируют рост ВВП. В I квартале 2021 года, например, в Беларуси рост объемов промышленного производства составил 9%, а у Казахстана — 7,5%, в РФ — около 2%. Увеличились объемы производства сельскохозяйственной продукции, снижается уровень безработицы. Растет взаимная торговля между странами ЕАЭС. В I квартале текущего года рост составил 17% по сравнению с уровнем I квартала 2020 года. С дальним зарубежьем рост торговли составил 3,9%. Одновременно с ростом экономики идет и повышение заработной платы в странах ЕАЭС. В Беларуси в I квартале реальная заработная плата выросла на 5,4%, в Казахстане на 7,4%. В Российской Федерации рост реальной заработной платы составил 1,6%. Все это говорит о том, что меры, которые принимаются в Евразийском экономическом союзе, эффективны.

— Есть ли у вас какие-то оценки, когда рынок труда в ЕАЭС может вернуться на докризисный уровень?

— Это очень сложно спрогнозировать. Если бы не внешнее политическое давление, которое сегодня имеет место, мы могли бы реально говорить о том, что к зиме 2021 года ЕАЭС мог бы выйти на докризисный уровень по всем социально-экономическим показателям. Хотя, если смотреть динамику по валовому внутреннему продукту, по объемам промышленного, сельскохозяйственного производства, я думаю, что уже по полугодию 2021 года мы можем иметь достаточно хорошие результаты.

— Среди стран-наблюдателей Евразийского экономического союза есть такие страны, как Молдавия, Куба, Узбекистан. Какие страны могут присоединиться в качестве наблюдателей в этом году? Какова дальнейшая судьба этих наблюдателей, когда они смогут стать полноправными участниками?

— То, что в условиях пандемии эти страны выразили желание присоединиться к Евразийскому экономическому союзу, говорит о том, что страны видят положительные результаты в ЕАЭС. Я хочу отметить активную позицию Узбекистана, который стал государством-наблюдателем и достаточно активно работает с Евразийской экономической комиссией (ЕЭК), в частности по вопросам тарифного и технического регулирования. Это даст, безусловно, серьезные позитивные подвижки в развитии реального сектора экономики и взаимной торговли.

Что касается вопроса о том, какие страны могут еще присоединиться или как полноправные члены, или же как наблюдатели, я полагаю, что в первую очередь это, конечно, страны Содружества Независимых Государств (СНГ). В частности, у нас уже есть ряд запросов от некоторых стран, которые анализируют возможные выгоды, которые могут получить в случае, если их государство становится наблюдателем или полноправным членом ЕАЭС.

Но не только страны СНГ проявляют интерес к ЕАЭС. У нас достаточно сейчас активная идет работа с Ираном. Временное соглашение о зоне свободной торговли (ЗСТ) у нас уже работает, и главами государств принято решение о разработке полноценного соглашения о ЗСТ. Полагаю, что в 2022 году уже получится определиться по основным вопросам, связанным с договором о ЗСТ с Ираном. Главы государств нашего союза поставили задачу более активно работать с Индонезией, Монголией, Египтом, Израилем. Идет отработка предварительных документов, касающихся сотрудничества с Индией и рядом других государств. Подчеркиваю, это взаимная заинтересованность ЕАЭС и этих государств в углублении экономического сотрудничества.

В этом деле, полагаю, не стоит торопить события, на конкретных примерах показывать преимущества, которые дает Евразийский экономический союз.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о расчетах в национальных валютах. Идут ли сейчас расчеты в национальных валютах или все-таки в долларах и евро? Какие преимущества дают расчеты в нацвалютах?

— Сейчас преобладает комбинированный подход. Расчеты между странами ЕАЭС идут как в национальных валютах, так и в таких валютах, как доллар и евро. Мы всячески поощряем то, чтобы расчеты и ценообразование осуществлялись в национальных валютах. Для этого есть все основания и рыночные инструменты. В целом можно отметить, что те консультации, которые я провожу с руководителями центробанков стран ЕАЭС, говорят о том, что в этой сфере нет каких-то сложных проблем.

Расчеты в национальных валютах — это независимость, надежность, что особенно актуально в условиях, когда санкционные риски повышены. И, безусловно, экономически выгодно.

— Расскажите про опережающее развитие Евразийского экономического союза. В какие сроки и каких показателей планируется достичь?

— Такая амбициозная цель поставлена в стратегии развития нашего Союза до 2025 года — достичь темпов опережающего развития. Мы разработали достаточно подробный план реализации. Он подразумевает конкретные действия, в том числе внесение достаточно большого количества изменений в действующий договор о ЕАЭС. Также планируется разработка и принятие порядка 50 международных договоров, которые позволяют укреплять наше интеграционное сотрудничество.

К концу 2025 года мы ожидаем выйти на опережающие темпы экономического роста и достичь ежегодного роста ВВП 4–4,5%, что выше текущих. Безусловно, пандемия в 2020 году негативно повлияла на экономический рост стран ЕАЭС, но я думаю, что в оставшиеся годы у нас есть возможность нарастить темпы экономического роста до целевых. Для этого необходимо повысить объем производства конкурентоспособных товаров, которые будут привлекательны как на внутреннем рынке, так и при экспорте. Нужны серьезные подвижки в инновационной и инвестиционной деятельности, необходимо повышать производительность труда и конкурентоспособность национальных экономик и производимой продукции.

— Товары из каких сфер, по вашему мнению, могли бы стать такими конкурентоспособными? Это технологии, продовольствие или другие отрасли?

— В первую очередь я вижу перспективы создания производств конкурентоспособных товаров в машиностроении, точной механике, оптике, электронике и других наукоемких отраслях. Я полагаю, что хорошие перспективы также есть и в химической отрасли, по организации производств по полному технологическому циклу. Радует, что имеем хорошие темпы роста промышленного производства. Это говорит о том, что наукоемкие, энергосберегающие технологии получают приоритет в развитии благодаря программам импортозамещения и господдержки. Есть основание утверждать, что в Евразийском экономическом союзе в ближайшее время будут созданы дополнительно производства по широкому ряду конкурентоспособных товаров, которые будут пользоваться спросом как внутри союза, так и в торговле с третьими странами.

— Насколько успешна практика самообеспечения различными товарами в рамках ЕАЭС в настоящее время?

— В целом можно отметить, что в ЕАЭС достаточно успешно решаются вопросы самообеспечения. Например, ЕЭК провела соответствующие расчеты и консультации с уполномоченными госорганами и союзами производителей. Имеем данные, что в ЕАЭС достаточно продовольствия, есть даже излишки по отдельной продукции. Надо разумно распоряжаться ресурсами, которые есть в ЕАЭС по многим товарным позициям, не только продовольственным.

— В России государству пришлось заключать соглашения с производителями и ретейлерами, чтобы ограничить рост цен, в частности на сахар. Как в рамках ЕАЭС можно бороться с инфляционными тенденциями, которые набирают обороты в мире?

— Мы рассмотрели вопрос обеспечения сахаром. Приняты соответствующие решения. Имеют место случаи, когда участники рынка страхуются. Также рост инфляции и девальвацию провоцируют вбросы средств, которые делают в виде финансовой поддержки богатые зарубежные страны. В Евразийском экономическом союзе мы всячески стараемся сделать так, чтобы противостоять импорту инфляции.

Нет необходимости в принятии мер директивного характера. Страны союза и ЕЭК умеют достаточно грамотно распоряжаться ресурсами. Например, когда началась пандемия коронавируса и потребовалось где-то открыть рынки, а где-то их закрыть, мы в Евразийском экономическом союзе принимали оперативные решения. Каких-то потрясений на внутренних рынках нет и не будет. Для этого нет никаких предпосылок.

 

Источник: https://e-cis.info/news/566/92534/

 

89