Переход на четырех дневную рабочую неделю: иллюзия или реальность?

 

Одним из важнейших драйверов национальной экономики и условием успешной совместимости работы и жизненных ценностей на сегодняшний день выступает экономика досуга. В прошлом столетии известный экономист Джон Мейнард Кейнс предсказывал, что в будущем за счет автоматизации, перехода к новым технологиям и повышения производительности труда, люди будут трудиться всего 15 часов в неделю.  

Лидерами по сокращению рабочего времени в мире являются европейские страны. По данным ОЭСР, средняя продолжительность рабочей недели в европейских странах составляет 37 часов. При этом самая короткая рабочая неделя отмечается в таких странах, как Норвегия (33,5), Дания (32,5) и Нидерланды (29,4). На сегодняшний день средняя рабочая неделя в мире составляет 40 часов. Однако, в последнее десятилетие в мире приобретает популярность внедрение работодателями неполного рабочего дня и гибкого графика для сотрудников. Наибольшую популярность данные методы получили в период пандемии коронавируса.

В свою очередь, к странам, где население работает намного больше других жителей мира, относятся Колумбия (47,6 часов в неделю), Турция (46,4), Мексика (44,9) и Коста-Рика (43,6). Как показывают исследования, современная норма восьмичасового и выше рабочего дня вредит не только здоровью работающего человека, но также влияет на его производительность труда. Например, в Японии, где уровень переработок значительно высокий, смерть на рабочем месте стала довольно частым явлением. Для этого даже придумали термин — кароси.

Для справки: По оценкам Всемирной организации здравоохранения совместно с Международной организацией труда в 2016 году почти 400 тыс. человек в мире умерло от инсульта, 350 тыс. – от сердечно-сосудистых заболеваний в результате работы 55 и более часов в неделю; в период 2000-2016 гг. число смертей от сердечно-сосудистых заболеваний, вызванных длительной работой, возросло на 42%, а от инсульта – на 19%[1].

Идеи о сокращении рабочего дня обсуждаются и тестируются во многих странах с начала XXI века. В 2016 году в Исландии рабочая неделя сотрудников в нескольких компаниях на протяжении одного года была на 4-5 часов короче – однако производительность при этом сохранилась на прежнем уровне. Кроме того, сотрудники сообщили о большей удовлетворенности работой, меньшем количестве больничных дней и более высоком уровне благополучия в целом[2].

В 2018 году одним из первых, компания Perpetual Guardian (Новая Зеландия) провела эксперимент, уменьшив количество рабочих дней до 4 дней, с полным сохранением заработной платы. Данный опыт был под контролем ученых из Технологического университета Окленда. Результаты исследования показали, что производительность труда в компании возросла на 20%, уровень стресса служащих снизился с 45% до 38%, баланс между работой и личной жизнью улучшился с 54% до 78%[3].

В муниципалитете Гётеборге (Швеция) более двух лет несколько компаний практиковали 6-часовой рабочий день, без уменьшения заработной платы. Эксперимент оказался успешным и создал дополнительные рабочие места для 17 медсестер в городе, сократив расходы на оплату больничных и разжигая глобальные дебаты о культуре труда. Тем не менее, применение данного подхода для всего муниципалитета оказалось слишком дорогим[4].

Подобного рода экспериментов на сегодняшний день проведено много, но несмотря на эффективность, большинство стран и компаний отказываются полностью переходить на 4-дневную рабочую неделю. Основная причина – высокие затраты, так как при переходе на новую систему заработные платы сохраняются на прежнем уровне.

Российские эксперты считают, что переход на четырёхдневную рабочую неделю в России может привести к катастрофическим последствиям. "Если заработная плата при этом не упадёт, это означает удорожание рабочей силы на 20%, что приведёт к совершенно катастрофическим последствиям и на рынке труда, и в экономике в целом. Понятно, что это приведёт к массовому разорению, к безработице". Если заработная плата уменьшится, то это приведёт к обеднению населения и резкому падению уровня жизни и показателя ВВП. По словам эксперта, инициатива по уменьшению количества рабочих дней в неделю — "головная боль" и "идея, не имеющая никакого отношения к реальности”, отметил Капелюшников[5].

Эксперты ИПМИ провели анализ взаимосвязи между средним отработанным временем в год на одного работающего и ВВП на один отработанный час в различных странах мира[6]. В базу вошли страны, которые работают не более 32 часов в неделю и страны, работающие более 40 часов (Колумбия, Турция, Мексика).

Результаты корреляционного анализа показали, что между ВВП на 1 отработанный час и отработанными часами одного занятого в неделю корреляция отсутствует (0,027), т.е. они не взаимосвязаны как в странах с 35 рабочими часами в неделю и меньше, так и в странах с 40 и более рабочими часами в неделю (рисунок 1).

Таким образом, продолжительность рабочей недели не оказывает значительного влияния на производительность труда. В свою очередь, увеличение производительности зависит от совокупности множества других факторов (качество исполняемой работы, квалификация персонала, психологическое состояние сотрудников и т.д.).

Рисунок 1

Скаттер-диаграмма взаимосвязи отработанных часов в год и ВВП на один отработанный час

В то время, как многие страны мира эффективными способами пытаются и экспериментируют применение сокращенной рабочей недели, жители Узбекистана трудятся выше нормы. Данная ситуация требует решения вопросов законодательного закрепления гарантий прав граждан на отдых и досуг, в том числе социальные права на эффективное ограничение рабочего дня и оплачиваемый трудовой отпуск. Так, внесение соответствующих поправок в статью 38 Конституции Республики Узбекистан станет основой прав общества к благоприятным условиям труда и восстановлению работоспособности.

А что же будет, если узбекистанцы как и жители европейских стран будут работать 4 дня в неделю?

Какими же могут быть последствия перехода Узбекистана на 4-х дневную рабочую неделю, подобно европейской практике? Рассмотрим данный вопрос с научной точки зрения. Для этого, в первую очередь, проанализируем, как сокращение рабочей недели может повлиять на производительность труда.

Для анализа влияния 4-х дневной рабочей недели на производительность труда в Узбекистане, эксперты ИПМИ рассчитали производительность труда в целом по республике и производительность труда за один отработанный час.

По результатам корреляционного анализа было выявлено, что между производительностью труда и отработанными часами наблюдается взаимосвязь – коэффициент корреляции составил - 0,40. Таким образом, мировая практика перехода на 4-х дневную рабочую неделю в условиях Узбекистана не целесообразна для всех отраслей экономики. По результатам расчетов коэффициент корреляции между отработанными часами и производительностью труда в промышленности составил - 0.45 что подтверждает высокую взаимосвязь. Основной причиной этого, считаем, необеспеченность полной автоматизации производства.

Вставка. Расчет производительности труда

Производительность труда = Отношение объема произведенной продукции (в натуральном или денежном выражении) к среднесписочной численности работников, задействованных при производстве этого объема продукции

Расчет производительности труда за один отработанный час:

Пр. = ОП / Тчас,

где:

Пр. — производительность труда за один отработанный час;

ОП — объем произведенной продукции;

Тчас — количество затраченного рабочих часов для производства данного объема продукции.

Тем не менее эксперты ИПМИ попытались выявить отрасли, где можно применить 4-х дневную рабочую неделю. Это сферы, нематериального производства, например такие как, IT-сфера, банки, образование, здравоохранение, а также научно-исследовательская сфера. При этом стоит учитывать, что большинство работников в IT-сфере имеют более гибкий график работы, а переход банков на 4-х дневную рабочую неделю может способствовать торможению финансовых операции. По законодательству РУз медицинским работникам и педагогам, работа которых связана с повышенным эмоциональным, умственным, нервным напряжением, продолжительность рабочего времени устанавливается не более 36 часов в неделю (статья 118 ТК). Тем не менее, по результатам корреляционного анализа было выявлено, что между отработанными часами в год и производительностью труда в сфере образования (коэффициент корреляции -0.15), здравоохранения (-0.21), IT-сфера (-0.09), научная деятельность (-0.07) и банковская сфера (-0,06) не наблюдается высокая взаимосвязь, что свидетельствует о возможном сокращении рабочих часов в данных сферах.

Результаты анализа показывают, что продолжительность труда в год является не единственным и не ключевым фактором, влияющим на производительность труда, однако их взаимозависимость подтверждается и не вызывает сомнений. В условиях пандемии вынужденный перевод многими компаниями своих сотрудников на дистанционную работу показал эффективность данного вида занятости и стал предпосылкой применения разных форм занятости во всем мире.

Вышеперечисленные расчеты свидетельствуют, что в плане дальнейшего качественного повышения эффективности производительности труда и совмещения сотрудниками работы и досуга имеются обоснованные предпосылки для сокращения продолжительности рабочей недели. Это можно реализовать несколькими методами:

- переход на четырехдневную рабочую неделю;

- предоставление работникам дополнительного «плавающего» выходного дня;

- сокращение продолжительности рабочего дня.

Переход на более гибкий рабочий график и сокращение рабочей недели способствуют формированию ряда преимуществ, которые, в свою очередь, несомненно отразятся на общей эффективности труда и улучшении социально-экономической среды:

Во-первых, улучшится здоровье работников: освободившийся дополнительный нерабочий день позволяет сотрудникам как следует отдохнуть и зарядиться энергией для работы.

Во-вторых, будет обеспечена эффективная борьба с безработицей за счет увеличения экономической активности населения на рынке труда, в частности женщин.

В-третьих, повысится мотивация работников, их концентрация на оперативном и качественном выполнении важных задач, сократятся потери рабочего времени.

В-четвертых, сокращение рабочего времени благоприятно скажется на сокращении экологической и транспортной нагрузок, снижения потребления топлива и энергии.

В-пятых, дополнительный толчок получит индустрия развлечений и культуры.

В-шестых, улучшится качество жизни населения. Больше возможностей будет для проведения времени в кругу семьи, занятия увлечениями и хобби, на культурное развитие, занятие спортом и самообразование населения.

В целом, изучив зарубежную практику, а также по результатам расчетов эксперты ИПМИ считают возможным применение 4-х дневной рабочей недели в условиях Узбекистана для отдельных видов деятельности.

 

М.Ахмедова,
Руководитель группы ИПМИ

 


[1] https://www.adeccogroup.com/future-of-work/latest-insights/the-dangerous-effects-of-overworking/

[2] https://grapevine.is/news/2016/05/12/reykjaviks-shortened-work-week-experiment-yields-positive-results/

[3] https://www.theguardian.com/money/2019/feb/19/four-day-week-trial-study-finds-lower-stress-but-no-cut-in-output

[4] https://www.bbc.com/news/business-38843341

[5] https://l-a-b-a.com/blog/2072-kto-pridumal-rabotat-po-8-chasov-5-dney-v-nedelyu

[6] База данных ОЭСР за 2010-2019 годы.

2617